Tags: практическая философия

Пушкин о резкости и грубости в полемике.

Сегодня день рождения  Александра Пушкина, одного из жизненных символов русской культуры.

Приведу и я строки из его стихотворения. Его когда-то процитировал Георгий Плеханов в статье "Несколько слов нашим противникам". Политические споры, писал Плеханов, должны вестись по правилу Пушкина, который ясно очертил границы межды полемической резкостью и обычным хамским переходом на личности. Полезная вещь для интернетовских споров.

Нельзя писать: такой-то де старик,
Козел в очках, плюгавый клеветник,
И зол, и подл - все это будет личность,
Но можете печатать, например,
Что "господин парнасский старовер"
(В своих статьях) бессмыслицы оратор,
Отменно вял, отменно скучноват,
Тяжеловат и даже глуповат -
Тут не лицо, а просто литератор.

Поэзия о разрыве времен

Левые мысли

Оглянись
      на сегодняшних дней панораму.
Спят на вечном приколе
      “Аврора” и “Гранма”.
Брошен серп, заржавел
      от бездействия молот.
Встал к иконам вчерашний
      актив комсомола.
Левый голос притих
      в какофонии партий,
Лишь седые вожди
      семенят в авангарде,
А былые камрады
      глядят будто волки...
Морщит лоб Че Гевара
      с потёртой футболки.
Алый флаг над планетой
      не плещется веско.
Мчат сквозь море огней
      лимузины на Невском.
Дремлют вечно живые
      в своих мавзолеях...
Мир становится злей.
      Мы становимся злее.
Как поверить теперь,
      что совсем не напрасно
Полыхало столетие
      яростно-красным?
Что схлестнулись недаром
      и словом и делом,
Что смотрели не зря
      в перекрестья прицелов
Друг на друга два мира,
      великих, но разных?..
Как сегодня судить
           о былом беспристрастно?

https://stihi.ru/2017/12/18/2415

Соляной столб и короновирус

Я многое подвергаю сомнению, но, как и  неверующий философ Александр Герцен (на которого всю мою жизнь оглядываюсь при выборе дороги),  время от времени читаю и перечитываю библию. Как и он, читаю эту книгу всегда с интересом, часто - с волнением.

Все, наверно, знают, что в книге Бытия есть история о катастрофе: об уничтожении небесным огнем городов Содома и Гоморры. Современные толкователи-рационалисты думают, что речь идет об описании реального события - разрушении городов извержением вулкана, подобным тому, как произошел в Помпее и Геркуланоме спустя много столетий. С неба падал дождь из  соленого пепла и раскаленных лавовых камней, в основном пемзы, а воздух был полон горячих испарениях серы и соли. Пепел и камни засыпали улицы, людей и животных, превратили их в статуи.

Книга Бытия говорит, что когда небесный огонь пал на Содом, ангелы показали семье праведника Лота безопасную дорогу, по которой он и его семья смогли покинуть город. Но они сказали и Лоту, и его семье, что назад оглядываться нельзя. Лот послушался, а жена его не смогла удержаться и взглянула назад, посмотрела на катастрофу, на страшное зрелище уничтожаемого города. И  окаменела, превратилась в соляной столб. Умерла ли она от того, что лишилась сил от ужаса и задохнулась от токсичных испарений, как Плиний Старший на морском берегу? Или ее застиг страшный дождь из серы и соли,  он и обволок ее тело, и стала она  соляной статуей, как жители Помпей, оставшиеся в городе? Возможно и то, и другое.

По-моему, в этой истории есть глубокий смысл:  нельзя вглядываться в смерч уничтожения, это лишает сил, это губит. Не надо смотреть на катастрофу, не надо внимательно следить за новостями, изучать колонки цифр заболевших и умерших. Надо делать то, что можно делать в этой ситуации - заниматься своим делом, заботиться о близких людях, жить в настоящем, наслаждаться жизнью, пока  живешь. Надо делать, как Лот: идти своей дорогой, не смотря на страшное и грозное, и не думая о будущем, веря в то, что ангелы приведут тебя в безопасное место, что жизнь продолжится и все, в конце концов, будет хорошо. А если не хорошо, то, значит, это еще не конец.

Мы сейчас как в вагоне или в каюте корабля, который переносит нас из одной эпохи в другую. Время пока остановилось, стало медленным и тягучим. Мы в пути, мы ищем  дорогу, чтобы выйти из зоны бедствия, не потеряв себя,  как когда-то  Лот.

Чтобы не вглядываться в катастрофу, смотрю с наслаждением спектакли европейских театров. Вчера посмотрела спектакль английского National Theatre "Джейн Эйр" - великолепная постановка, замечательные актеры, романтическая, прекрасная история независимой женщины, которая поднимается через все унижения и жестокости к подлинной любви и доброте.
Сейчас смотрю "Федру" знаменитой La Comédie Française.
Превосходные актеры, гипнотизирующий ритм стиха, путешествие в другую страны и другое историческое время.
Завтра собираюсь смотреть в легендарном оперном театре Венеции "Феникс (Teatro La Fenice)" - оперу Антонио Вивальди "Неистовый Роланд".

Необыкновенные сейчас возможности побывать в самых прекрасных театрах и музеях Европы, от Оперы в Палермо до Оперы в Москве, от Лувра до Эрмитажа. И пусть театр "Феникс" станет нашим символом,  он ведь тоже возродился из пепла, ожил после катаклизма, как легендарная птица, в честь которой его назвали.