eliabe_l (eliabe_l) wrote,
eliabe_l
eliabe_l

Categories:

Двурушники

Был у нас комсорг в универе. Красивый такой мальчик с открытым лицом, ясными глазами, мужественный, русоволосый, с мятежной прядью над высоким лбом - идеальный тип советского юноши, как из кино. Но мне он не нравился. Больше даже, чем не нравился. Я ему не доверяла, хотя особых оснований для недоверия  не было. Наш комсорг все делал правильно, был очень демократичен, не заносился, не отделялся стеной от других, как нередко делало начальство.
Настораживало меня только одно - в личных разговорах и на публичных собраниях он слово в слово, не отступая ни на сантиметр в сторону, цитировал газету "Правду". Эмоционально цитировал, с большим подъемом, настаивал, вкладывал искренное чувство в прозаические слова о международных отношениях. Но ни грамма собственной мысли, ни капельки собственной личности в этих словах не было. И вот это обстоятельство говорило моему инстинкту ( а не разуму, потому что рациональных причин подозревать его не было), что верить этому человеку нельзя.
Это потом мы встретили толпы предателей и  предательство стало обычным, перестало удивлять. А тогда было трудно поверить в предательство. Казалось, казалось, что наша страна вышла с честью из многочисленных тяжелых испытаний первой половины века, что место ее в мире завоевано прочно, что в нашей стране достижения, реальные права людей вне опасности. Чего бояться? И все же я нашему комсоргу не доверяла, ждала от него подвоха.
Помню университетское собрание по какому-то вполне прозаичному поводу - что-то административное. Наш комсорг попросил слова и с еще бОльшим подъемом, чем когда-нибудь, обличил американскую военщину.  Это было в начале перестройки, когда американцы еще не стали нашими задушевными друзьями и образцами "цивилизованного мира". Помню, что мне стало неудобно, неприятно. Для меня его речь, несмотря на искренейшие модуляции голоса, взволнованный взгляд, взметнувшую бровь оратора, звучала фальшиво. Вскоре после собрания он исчез.
Потом кто-то рассказал мне, что комсорг попросил разрешения поехать в Великобританию на какую-то конференцию. Там работала по обмену его мать. Обычно старались в одну страну близких родственников не выпускать - шла Холодная война и становилась она все морозней. Но комсорг был так предан, так искренне предан,  он подал заявление в партию, он всей душой был "наш".
Он уехал, а в Англии немедленно заявил о том, что "выбирает свободу" и вместе с матерью попросил политического убежища. И, вероятно, с той же искренностью стал обличать кровавый тоталитарный режим. Так же блестели глаза, так же взметывались брови, модулировал от волнения голос, реяла романтическая прядь волос надо лбом.
Tags: история СССР.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments