eliabe_l (eliabe_l) wrote,
eliabe_l
eliabe_l

Category:

Зло ли государство?

Навеяно вот этим постом kommari.


Как известно, уже при создании рабочее движение в Европе разделилось на сторонников двух непримиримых точек зрения.

С одной стороны, Прудон и Бакунин считали, что государство – зло и должно быть уничтожено. Будущее они видели как федеративную сеть маленьких самоуправлящихся коммун, где мелкие собственники коллективно решают вопросы общественной жизни.

С другой стороны, Маркс, Энгельс и (среди русской левой эмиграции) Герцен полагали, что мощь государства, то есть огромного объединения людей и ресурсов, должна быть использована для построения нового общества и новой системы экономики.

Из разного решения этого вопроса вытекали и другие разногласия.

Сторонники первой точки зрения считали, что для социальной трансформации достаточно неподготовленного прямого действия смельчаков – например, покушения на банкиров или полицейских. Или продвигали систему путчей - неподготовленных восстаний против непосредственного угнетателя – группа смельчаков пыталась поджечь имение помещика или взять штурмом редакцию реакционной газеты, бросить зажигательные снаряды в здание суда. . Они думали, что стоит дать первый толчок, а потом уж все само пойдет, начнется спонтанное революционное творчество масс. Верным средством, способным обрушить любой режим, по их мнению, была генеральная стачка. Капиталисты перед угрозой коллапса экономики должны были сразу же пойти на попятный.

Анархисты, анархо-синдикалисты и советская рабочая оппозиция стояли именно на этих позициях. Поэтому американские анархисты русского происхождения Эмма Голдман и Александр Бекман стреляли в управляющего во время забастовки в Питтсбурге. Поэтому Виктор Серж воспевал анархистов-террористов, а потом прятал у себя дома участников кровавого налета на банк – т.н. «банды Боннота». Поэтому анархо-синдикалисты предлагали в любой сложной ситуации провозгласить немедленно генеральную стачку.

Однако, реальность противоречила этим теориям вполне однозначно. Поджог имений, в котором участвовал Бакунин, не устранял частной собственности на землю. Акция Эммы Голдман и Александра Бекмана привела к разрыву переговоров бастующих и капиталистов, резкому ухудшению положения рабочих. Банда Боннота не обрушила банковскую систему, не вызвала восстание угнетенных, единственной жертвой идейных налетчиков были трудящиеся – работники банка. Генеральная стачка ни разу за всю историю использования этого мощного средства не смогла объединить всех трудящихся и не привела к коллапсу капиталистической экономии. Неподготовленные восстания, как восстания спартакистов в 1918 году под руководством Розы Люксембург(которая верила в революционную спонтанность и отвергала идею о руководящей партии) и Карла Либнехта, или восстание венских рабочих в 1934 году, неизменно оканчивались поражением и кровавой баней для восставших. Революционное, спонтанное творчество масс в 1968 году было положительным переживанием целого поколения, но оно никак не повлияло на существование капиталистической системы.

Но, может быть, мечта Бакунина и Прудона о федерации мелких предпринимателях вела к особо свободному обществу? Такой социальный эксперимент был поставлен в Каталонии осенью 1936- весной-летом 1937 гг. Анархистские историки высоко ценят этот эксперимент. Я, признавая его определенные положительные черты, считаю, что в целом он был неудачным. Работая в испанских архивах, я видела множество документов из деревень, где верховодили анархисты. Они ввели общественную собственность, социализирав имущество всех. Отменили деньги и ввели децентрализованное управление. Но свободы не стало больше. В документах люди просят у местного комитета выдать им 2 кг фасоли,  просят разрешения съездить в соседнюю деревню за 20 км,  просят разрешения сменить старое кресло для клиентов в парикмахерской. Другими словами, жизнь людей оказалась стесненной множеством мелких запретов и необходимость просить о множестве повседных вещей. И это не было вызвано влиянием войны.
Причем, отказ комитета в какой-то реальной необходимости трудно, практически невозможно было опротестовать - ведь речь шла о небольших федеративных коммунах, над комитетом не было начальства, никто в теории не мог указать на произвол в решении той или другой проблемы. В советском фильме возмущенный гражданин угрожал непосредственному начальнику: "Да я пожалуюсь в горком, обком и в газету "Правда"!" Но у федеративных коммун не было вышестоящих начальников, пожаловаться было нельзя.
Речь шла, уточню, о богатой сельскохозяйственной области, где в то время не было боевых действий, где ничего извне не мешало нормальному функционированию экономики. Тем не менее, очень быстро – из-за несогласованности действий между разными «коммунами федерации» - экономика стала банкротом.
Пока они находились у власти, анархистам пришлось организовать свою разведку, чтобы бороться с шпионажем других стран и собственных фашистов. Пришлось ввести патрулирование городов и деревень, осуждение и наказание преступников - то есть согласиться на обычные функции полиции и юстиции. Несмотря на противодействие в своих собственных рядах (сопротивление интеллигентов-журналистов, которые защищали идеологическую чистоту), люди, сталкивающиеся с реальностью боев против регулярной армией франкистских мятежников, требовали отказаться от системы добровольного ополчения и перейти на всеобщую мобилизацию, то есть создать армию, другой атрибут государства. Без этого, они были уверены, войны не выиграть. Противодействие этим реформам быстро привело к тому, что фронт обрушился и в Каталонию вступили войска Франко.

Поэтому я сторонник другой точки зрения – той, что считает нужным использовать огромную мобилизационную способность государства для перестройки общественных отношений. И той, что полагает важным тщательно готовить любые протестные выступления, иметь хороших стратегов и тактиков в руководстве движения, а не полагаться на спонтанность и импровизацию. Не зря Маркс, Энгельс, Герцен и Ленин выступали именно за это.

Даже при капитализме сильное государство действует много успешней слабого во времена бедствий и катастроф. Достаточно лишь посмотреть на действия  Китая и  США перед лицом эпидемии короновируса.


Tags: Общество, СССР, философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments