September 3rd, 2020

Песня Народного Фронта, Эрнст Буш

В 1935 году во Франции социалистическая партия и коммунистическая партии заключили соглашение о Народном фронте против фашизма. Соглашению предшествовали длительные переговоры и  то, что французские историки называют "литургией единства". Во время демонстрации в Париже колонна социалистов столкнулась с колонной коммунистов. К замешательству партийного руководства и социалистов, и коммунистов, колонны слились. Люди обнимались, скандировали: "Единство! Единство! Единство!"
Германская катастрофа - приход к власти Гитлера и разрушение самого мощного и старого марксистского движения Западной Европы - повлияли на стремление рабочих масс к единству.
Ставлю мощную, по-моему, песню о Народном фронте в бессмертном исполнении Эрнста Буша (в конце он поет по-русски). Вспомним другую Германию, которой больше нет. Но была. И, может быть, не зря.

Еще одна довоенная песня немецкого рабочего движения. Эрнст Буш

Еще одна довоенная песня разорванного единства германских марксистских партий - социалистов и коммунистов. На этот раз с русским субтитрами. Меня поражает сила музыки, мощная энергия.

Ефремов как персонаж Диккенса

Сегодня актер разразился вот такой тирадой:

"Я решил, что я не буду отмазываться, если бы я пользовался телефонным правом, этого бы суда не было. Поэтому пошел сюда, чтобы решить все честно. <...> Признаю свою вину и искренне раскаиваюсь, если это сделал я. Мне жаль потерпевших, у них большое горе, никакого негатива никогда к ним не испытывал, мне их очень жалко".



И телефонным правом он якобы не воспользовался, причем ему кажется, что это - право, а не нарушение закона. Причем его право, его собственное, другим не дано, а он вправе.  Он вообще мог бы отменить любой суд, но решил этого не делать. Так и быть, ладно уж, на этот раз он снисходит.
Ефремов признает вину, ЕСЛИ он "это" сделал. Просто из благородства, потому что, может быть, и не он виноват, а кто-то другой. Он признает, не признавая.
И главное - он не испытывает негатива по отношению к осиротевшей из-за него семье. Ефремов прощает родственникам убитого им человека. Уж такая у него широкая душа, надо же - он не сердится на родных убитого, а мог бы и разозлиться.

Интересно, что он это все так откровенно говорит - то ли у него такое же окружение и ему кажется, что все нормально, все так живут, все так себя ведут. То ли он просто думает, что он - сверхчеловек, а кругом быдло, им соврешь, они и не поймут.

Персонаж не Достоевского - у него даже негодяи имеют душу, а Диккенса - черный, беспримесный, чистый подлец. Вроде Урии Гипа.

Речь актера взята отсюда.